ГОСУДАРСТВЕННЫЕ И КОММЕРЧЕСКИЕ ЗАКУПКИ РОССИИ
КОНТРАКТЫ

Все контракты

«Дочки» «Транснефти» устраняют конкурентов?

«Дочки» «Транснефти» устраняют конкурентов?10окт

Согласно решению Ленинградского УФАС, портовая «дочка» «Транснефти» ООО «Приморский торговый порт» (ПТП) должна выплатить штраф размером 185 млн рублей. Причина – нарушения в отношении АО «Роснефтефлот». Компания банально создаёт условия, которые ограничивают доступ к порту, что ограничивает конкуренцию. Разберёмся, как «Транснефть» и её «дочки» изо всех сил используют своё положение «естественной монополии».
 
ЧТОБЫ было понятно, ПТП на 100% принадлежит ПАО «Новороссийский морской торговый порт» (НМТП). Обе эти структуры входят в группу компаний «Транснефть» и включены в Перечень субъектов естественных монополий в сфере услуг в транспортных терминалах и морских портах. НМТП и ПТП выступают также в роли стивидоров – то есть портовых «грузчиков», в собственности которых спецоборудование и техника для разгрузки и погрузки морских судов. С учётом того, что через Новороссийск – вотчину Николая Токарева, президента «Транснефти», – идёт порядка 75% нефти, которую Россия поставляет в европейские морские порты, место выглядит как настоящая золотая жила.Казалось бы, статус естественной монополии в таком хлебном месте – это уже недурно. Но, похоже, что в ПТП и «Транснефти» живут по принципу «жадность – не порок». В январе 2018 года в этих компаниях решили взять пример с некоторых наших недобропорядочных чиновников, которые для победы на тендерах «своих» компаний придумывают такие условия, которые никто, кроме этих самих фирм, выполнить не сможет. Что сделали портовики? Они в нарушение действующего законодательства выпустили документ – «Руководство по обработке судов на морских терминалах». Суть документа в том, что он устанавливает очень жёсткие требования буквально ко всему: к судам, к численности и членам экипажа, к тому, какое оборудование должно быть… Причём в эти ограничения чудесным образом вписываются лишь суда, которые принадлежат аффилированным компаниям «Транснефти».
 
Таким образом, с января 2018-го АО «Роснефтефлот», которое занимается буксировкой морским транспортом, стало заложником этого антиконкурентного документа. Оно и по сей день из-за него не может оказывать услуги в акватории портов Новороссийска и Приморска.
 
Компания решила обратиться в ФАС, мол, монополисты уже настолько потеряли связь с реальностью, что открыто и никого не страшась придумывают циничные документы, которые устраняют их конкурентов. Антимонопольщики провели проверку и заключили, что действительно документ создаёт преимущества для аффилированных с ПТП и НМТП компаний, чинит препятствия для доступа на товарный рынок, плюс навязывает контрагенту условия договора, не выгодные для него или не относящиеся к предмету договора.
 
Как комментировал расследование врио заместителя руководителя Ленинградского УФАС, Руслан Абейдуллин, «установлено, что Общество сознательно шло на нарушение антимонопольного законодательства, игнорируя наши предписания, вытесняло с рынка буксирные компании. Эти действия привели к причинению значительных убытков АО «Роснефтефлот» и получению существенного дохода ООО «ПТП» и аффилированных лиц – АО «СФП» и АО «Транснефть-Сервис».
 
 
Опасность монополий
 
Однако история на этом не закончилась. Никаких изменений в «Руководство по обработке судов на морских терминалах» внесено не было. Складывается впечатление, что ПТП и НМТП верят во всесильность своих покровителей из «Транснефти», раз так наплевательски относятся к требованиям регулятора. За ограничение конкуренции в морской гавани и навязывание контрагентам незаконных услуг Ленинградское УФАС России в марте 2019 года назначило штраф ООО «ПТП». Как ПТП, так и НМТП были выданы предписания о необходимости прекратить нарушение антимонопольного законодательства. Однако воз и ныне там. Компании приняли формально новые, но по содержанию аналогичные Руководству документы и продолжили допускать к буксировке только «своих» стивидоров.
 
«Роснефтефлот» обратился в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Там правомерность претензий ФАС признали полностью и потребовали выплатить штраф в размере 185 миллионов. Вопрос только: повлияет ли это на позицию портовых «дочек» «Транснефти»?
 
Об опасности монополизации рынка услуг стивидоров эксперты говорят уже давно. Ещё в 2018 году Российский союз промышленников и предпринимателей в рамках поручения Правительства РФ провёл исследование рынка стивидоров. По его результатам члены РСПП резко высказались за то, чтобы исключить из реестра естественных монополий ПТП и НМТП. Аналитический центр (АЦ) при Правительстве РФ отмечал, что в этом сегменте уже наблюдается сильное доминирование «Транснефти» – несмотря на диверсифицированность рынка перевалки нефти, около 80% грузопотока обрабатывается стивидорными компаниями этой госмонополии. Кроме того, существует большой порог для вхождения новых участников, что не даёт развиться конкуренции на рынке.
 
Следовательно, конкуренция не развивается, всё захвачено одной компанией, которая сама для себя придумывает правила, закрывает порты не угодным ей компаниям и на поверку оказывается заинтересована не в повышении качества услуг, а в выплате дивидендов.
 
 
По проторённой дорожке
 
Рынок стивидоровых услуг очень прибыльный и стабильный. Поэтому стоит ожидать, что «Транснефть» всеми правдами и неправдами будет сражаться за то, чтобы и дальше играть роль «естественного» монополиста, невзирая на штрафы и предписания, которые выносят в отношении ПТП и НМТП. Тем более если вспомнить, это уже не первый раз, когда компания Николая Токарева ограничивает конкуренцию в российских портах.
 
Во-первых, ни один год «Транснефть» вела охоту за НМТП. Это – крупнейший портовый оператор в России и 3-й по объёмам в Европе – лакомый кусок, обладание которым позволяет создать полноценную транспортную монополию. С того момента как «Транснефть» приобрела контрольный пакет в этой компании, она стала безраздельно владеть не только трубопроводами, по которым перекачивается нефть, но и портами, через которые идёт практически весь экспорт чёрного золота. Получается уже такая «супермонополия», под лапой которой транспортировка всей нефти России.
 
Конечно, в идеальном мире подобная госмонополия могла бы работать в интересах двух сторон – и государства, и бизнеса. Однако реальность такова, что «Транснефть» скорее будет работать не в чьих-то интересах, а исключительно в своих собственных.
 
К слову, прецедентов с созданием подобных транспортных монстров в мире нет. Оно и немудрено – все стараются максимально раздробить рынок, чтобы конкуренция не позволяла появляться регламентам, которые уничтожают буксировочный рынок. В итоге не только нет неадекватных перегибов в установке норм и правил, но и формируется нормальная рыночная стоимость транспортных услуг. Но этот путь, видимо, не для «Транснефти», которая, похоже, сознательно монополизирует рынок в корыстных интересах.
 
 
Нефтебарон
 
«Независимая газета» уже писала о том, как нынешний руководитель НМТП Сергей Киреев ещё задолго до своего назначения в конце 2017 года через подконтрольные ему фирмы монополизировал бункеровку судов. Он занимался заправкой их топливом и маслами, а размах действий наводит на мысль о том, что занимался он этим с молчаливого согласия вышестоящего руководства.
 
В конце концов, возможно, его как раз и назначили зарабатывать для старших товарищей. Ведь ещё в 2007 году, когда в «Транснефти» произошла смена руководства, Киреев познакомился с первым вице-президентом компании Михаилом Арустамовым и добился создания «Транснефтью» дочерней структуры – «Транснефть-Сервис», которую возглавил сам же оборотистый предприниматель. Затем эта компания получила исключительные права на бункеровку в нефтегавани «Шесхарис». Таким образом «дочка» «Транснефти» получает монополию на бункеровку в порту Новороссийска!
 
Предполагается, что схема «заработка» выглядела так: «Транснефть-Сервис» покупала топливо на заводах, везла его в порт, сливала и бункеровала суда, которые прибывали в гавань «Шесхарис». Однако часть топлива сливали и «мимо кассы» своим бункеровщикам, которые использовали его для работы в нейтральных водах или возле украинских портов. Затем это топливо продавали компаниям Киреева без российского НДС. А они уже толкали бункер иностранным судовладельцам. Таким образом, в кипрские офшоры Киреева поступало 100–115 долларов с каждой тонны неучтённого бункера.
 
Так что махинации с топливом (а для чего ещё тотальный контроль над его транспортировкой?) – это, складывается впечатление, и есть самоцель всех этих «регламентов» и «естественных монополий».
 
 
https://argumenti.ru/economics/2019/10/632463


Назад

Другие Новости